Исповедница Анна Касимовская (Ивашкина)

Родилась 20 июня 1894 года в д. Левино Касимовского уезда Рязанской губернии в благочестивой крестьянской семье.
Отец ее, кроме обычного крестьянского хозяйства, еще имел небольшое кирпичное производство. В детстве Анна Поликарповна закончила два класса сельской школы. Родители воспитали ее в страхе Божием, в любви к Церкви и в молитве. По достижении совершеннолетия Анна вышла замуж, но этот брак оказался несчастливым. Сразу же после свадьбы муж ее бросил. Тогда, по совету и благословению святой блаженной Матроны Анемнясевской, она второй раз выходит замуж за вдовца, у которого было трое детей: два сына и дочь. В этом браке она нашла покой и утешение. И хотя своих детей у нее не было, для детей мужа Андрея Кирилловича она стала не просто мачехой, но воистину любящей матерью-голубицей, готовой делить с ними и радости, и печали. Как бы ни складывалась жизнь Анны Поликарповны, она всегда в первую очередь жила памятованием о Боге, активно поддерживая гонимую Церковь и священство. В 1934 году после закрытия ближайшего храма в с. Шеянки она организовала молитвенным дом, что вызвало активные нападки со стороны представителей советской власти. Чтобы не вызывать подозрения у сельского совета и не навлечь на Анну Поликарповну репрессии, односельчане стали собираться для молитвы в разных домах.

После того, как под видом раскулачивания все небогатое хозяйство семьи Ивашкиных было изъято в колхоз, Андрей Кириллович вынужден был в поисках заработка уехать в г. Горький, где смог устроиться рабочим на пристань. С ним уехала и дочь Анна, которой удалось устроиться медсестрой в больницу. Сын Константин, работая помощником капитана на пароходе, был осужден за аварию в 1937 году на три года лишения свободы. Анна Поликарпов осталась жить в д. Левино с приемным сыном Павлом, которому в то время было тринадцать лет.

6 ноября 1937 года Анна Поликарповна Ивашкина была арестована как «активная церковница» и «активная участница к-р повстанческо-террористической организации» в числе 27 обвиняемых. Сначала она была заключена в Касимовскую тюрьму, а затем переведена в Рязанскую. Все нелепые обвинения в свои адрес категорически отвергла. Последний допрос закончился следующими словами Анны Поликарповны: «Пишите, что хотите: власть ваша, а я еще раз повторяю, что в контрреволюционной организации не состояла и никем не была завербована в эту организацию, и среди населения контрреволюционную работу не вела.

С моих слов записано верно и мне прочитано, а к протоколу в котором говорила свои показания подписываться не стану».

Постановлением «тройки» при УНКВД СССР по Рязанской области от 6 декабря 1937 года пост. 58 п. 10-11 она была приговорена к десяти годам лишения свободы в ИТЛ.

За время заключения Анну Поликарповпу перемещали по разным лагерям. 6 ноября 1947 года в Ташкенте истек срок ее заключения, но тяжелая болезнь сердца, дистрофия и дизентерия – последствия десятилетнего пребывания в лагерях – не позволили ей выйти на свободу. Окончательно потеряв здоровье, она, в крайне тяжелом состоянии три месяца пролежав в лагерной больнице, скончалась.

Все вышепоименованные новомученики: протоиерей Анатолий Правдолюбов, протоиерей Александр Туберовский, протоиерей Евгений Харьков, протоиерей Константин Бажанов, священник Николай Карасев, Михаил Якунькин, Дорофей Климашев, Лаврентий Когтев, Григорий Берденев, Александра Устюхина, Татьяна Егорова и Анна Ивашкина – виновными в предъявленном им обвинении себя не признали.

После ареста и допросов в Касимовской тюрьме все они были переведены в Рязань, где содержались в тюрьме:

– протоиерей Анатолий Правдолюбов с 6 ноября 1937 года:

– протоиерей Александр Туберовский с 26 сентября 1937 года;

– протоиерей Евгений Харьков с 21 сентября 1937 года;

– протоиерей Константин Бажанов с 19 сентября 1937 года;

– священник Николай Карасев с 27 сентября 1937 года;

– Михаил Якунькин с 21 сентября 1937 года;

– Дорофей Климашов с 21 сентября 1937 года:

– Лаврентий Когтев с 6 ноября 1937 года;

– Григорий Берденев с 6 ноября 1937 года;

– Александра Устюхина с 29 сентября 1937 года;

– Татьяна Егорова с 6 ноября 1937 года;

– Анна Ивашкина с 6 ноября 1937 года.

Все они были осуждены одним заседанием «тройки» при УНКВД СССР по Рязанской области 6 декабря 1937 года и приговорены к расстрелу, за исключением Анны Ивашкиной, приговоренной к десяти годам ИТЛ. В вину им вменялось «активное участие в контрреволюционной повстанческо-террористической организации», о существовании которой и о своем участии в ней они и не подозревали до ареста. Также в один день, 23 (10) декабря 1937 года, осужденные к расстрелу приняли мученические венцы. Приговор был приведен в исполнение в г. Рязани. Место захоронения мучеников пока неизвестно. Интересно свидетельство протодиакона Сергия Голубцова со слов одного учителя, который был арестован вместе с протоиереем Александром Туберовским в с. Маккавеево. Выведя невинных мучеников из тюрьмы к месту расстрела, «их заставили вырыть траншею и около нее расстреляли выстрелами в спину».

Новомученики Касимовские причислены к лику святых Деянием Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, проходившего 13-16 августа 2000 года в г. Москве.