Священноисповедник Сергий (Правдолюбов)

Память 5 декабря в день кончины, 21 сентября в день обретения мощей, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, а также Соловецких, Воронежских, Липецких и Рязанских святых.

Родился 13 июня 1890 года в селе Маккавееве Касимовского уезда Рязанской губернии в семье учителя духовного училища священномученика Анатолия Правдолюбова. Двое из его братьев – Владимир и Николай – впоследствии приняли мученичество за Христа.

Детство Сергея проходило в Рязанской губернии — в селе Маккавееве и городе Касимове. В 1896 году он перенес тяжелую болезнь, после которой почти совсем потерял слух. Врачи утверждали, что глухота останется на всю жизнь. В сентябре 1896 года отец Анатолий Авдеевич был в Чернигове на открытии мощей святителя Феодосия Черниговского. Он привез с собой небольшой плат и елей от мощей Святителя. Плат возложил на голову больного ребенка, а елей капали в уши. Ребенок совершенно исцелился и всю жизнь прекрасно слышал.

С 1901 по 1905 год обучался в Касимовском духовном училище. Продолжил учебу в Рязанской духовной семинарии и Киевской духовной академии, которую закончил в 1915 году со степенью кандидата богословия. В том же году поступил псаломщиком в Киеве.

В 1913 году женился на Лидии Дмитриевне Федотьевой, дочери касимовского протоиерея Димитрия Федотьева. Венчались в небольшом селе Панино Рязанской губернии Спасского уезда, где служили родственники Лидии Дмитриевны. У супругов родилось семь детей:

Анатолий (1914 – 1981), стал священнослужителем, протоиереем

Владимир (1916 – 1918)

Виктор (1919 – 1943), погиб на фронте

Вера (11 сентября 1922 – 25 августа 2014 [1])

Сергий (1925 – 1943), погиб на фронте

София (род. 1927)

Владимир (род. 1931), стал священнослужителем, протоиереем

 

26 октября 1915 года был рукоположен во священника Спасской церкви слободы Кукарки (ныне город Советск Кировской области) епископом Вятским Никандром (Феноменовым).

В 1916 году возведен в сан протоиерея и переведен настоятелем в Троицкий собор слободы Кукарка и назначен благочинным первого округа Яранского уезда Вятской епархии, законоучителем девятиклассной женской гимназии, двух мужских средних училищ и председателем педагогического совета гимназии [2].

В 1923 году по просьбе своего отца переехал в город Касимов Рязанской епархии, где 8 сентября того же года был назначен настоятелем Троицкого храма. В городе проживало и служило много родственников: в Успенской церкви служил его отец протоиерей Анатолий Правдолюбов, в Казанском монастыре — брат, иерей Николай, в кладбищенской церкви всех святых — отец его жены, протоиерей Димитрий Федотьев; в окрестных селах служили дяди отца Сергия — протоиерей Михаил, протоиерей Феодор и иерей Александр Дмитревы.

Каждую неделю родственники собирались в доме отца Анатолия Правдолюбова. Когда в Касимов приехал отец Сергий, он стал постоянным участником этих встреч.

Отца Сергия ценили как необыкновенного проповедника, оратора, апологета не только священники, но и прихожане, собиравшиеся послушать его из других храмов города. В эти годы он произнес весьма пространный цикл проповедей под названием «Объяснение Божественной литургии». Сохранились очень подробные записи этих проповедей.

Протоиерею Сергию приходилось принимать участие и в публичных диспутах с атеистами, на которые собиралось множество народа.

Благодаря сплоченности местного духовенства, в чем немалую роль сыграла твердость отца Сергия, обновленческий раскол, распространившийся тогда повсеместно, в Касимове успеха не имел.

В 1924 году вместе со своим отцом и братом Владимиром был в Москве на приеме у патриарха Тихона.

По смерти патриарха отец Сергий сохранял верность митрополиту Сергию и убеждал других в том, что верность ему сохранит Церковь от полного ее уничтожения.

В 1920-х годах неоднократно подвергался репресиям со стороны советской власти.

В 1919/1920 году в Кукаркскую Слободу, пришел карательный отряд красноармейцев. Многих влиятельных людей города они расстреляли на месте, а когда подошли к дому отца Сергия в поисках «главного попа», он сам вышел к ним и сказал: «Это я». Ему не поверили, т.к. вид у священника был очень простой — лысина, маленькая бородка. Красноармейцы ответили ему: «Нет, ты не главный поп, ты — простой поп». Отец Сергий ответил: «Да, я простой священник». Каратели ушли, но отыскали престарелого заштатного протоиерея Алексия и расстреляли его. Отец Сергий всю жизнь молился за убиенного протоиерея Алексия. По другой версии каратели разбудив сторожа Троицкого собора, потребовали сказать, в каком доме живет “главный поп”. Сторож показал не на дом настоятеля и благочинного, а на дом прежнего настоятеля, который был в преклонных летах и находился на покое, но для сторожа по многолетней привычке и был “главным попом”. Старого священника разбудили, вывели из дома и тут же расстреляли.

Позже отца Сергия арестовали и продержали под стражей два с половиной месяца. Арестованных водили на работу и называли их «трудовым ополчением».

Во время этого ареста группу заключенных, в которую входил и отец Сергий, вывели в лес и приказали копать траншею. Все были уверены, что их расстреляют. Когда всё было готово, подошел состав с испорченной рыбой. Охранник приказал разгрузить четыре вагона тухлой рыбы и закопать в траншею. Люди, выполняя эту тяжелую работу, радовались и благодарили Бога за спасение.

В конце 1929 году отец Сергий был повторно арестован и приговорен к двум годам заключения, но, по многочисленным просьбам верующих, неожиданно к празднику Пасхи был освобожден.

В 1935 году был арестован в очередной раз и отправлен на Соловки. Вместе с ним было арестовано более десяти человек, среди которых были его сын Анатолий и двое братьев: сщмч. Николай и мч. Владимир. Причиной ареста послужило составление иереем Николаем и Владимиром Анатольевичем жизнеописания всеми почитаемой Матроны Анемнясевской и двух местночтимых подвижников благочестия — царевича Иакова (XVII век) и Петра Отшельника (современника преподобного Серафима Саровского).

В Соловецком лагере отец Сергий провел пять лет в тяжелейших условиях. Крест исповедничества нес с большим достоинством, духовным опытом и смирением. Вместе с ним в тюремном заключении томились его сын и брат, иерей Николай. Владимира Анатольевича отправили в Карагандинский лагерь и там расстреляли.

Большой поддержкой на Соловках для Правдолюбовых было знакомство с сщмч. Аркадием (Остальским), с которым у них завязалась глубокая духовная дружба.

Несмотря на условия тюрьмы, у заключенных в те годы были возможности для общения, молитвы и даже богослужения. Сохранился Соловецкий антиминс, а у внука отца Сергия, протоиерея Сергия Правдолюбова, как драгоценная реликвия хранится соловецкая епитрахиль в виде простого полотенца, которую отцу Сергию прислали «с воли».

Сын протоиерея Сергия, протоиерей Анатолий, оставил свои воспоминания о годах заключения на Соловках, среди которых есть рассказы о чудесных событиях. Так по молитвам протоиерея Сергия его сын был спасен от неминуемой гибели: узникам, которых задержали на отдаленном островке до глубокой ночи на работах, пришлось добираться до главного острова в полной темноте. Поднялся сильный ветер, очертания островов исчезли во мраке, ветер быстро сносил лодку в открытое море. Неожиданно все увидели яркий свет, похожий на большой костер, разложенный на главном острове. Когда подошли к острову и вышли на берег, с удивлением обнаружили, что никакого огня на берегу не было. Только один отец Сергий стоял у воды и молился за людей, находившихся в море.

В другой раз протоиерей Сергий предупредил своего брата и сына об искушении от нечистого духа, охватившего всех, находящихся с ними рядом в лагерном бараке. Был также случай, когда отец Сергий запретил заключенному-узбеку заниматься гаданием, и тот вынужден был прекратить, т.к. у него после запрета не получалось гадать.

После освобождения из лагеря вернулся в Касимов. Существовал со своей семьей случайными требами, временным служением в том или ином храме, во время болезни штатных священников и тем, что работала его жена, помогая прокормить большую семью.

В августе 1942 года снова был отправлен в тюрьму на шесть месяцев. Ему ставилось в вину «нарушение правил светомаскировки в военное время», которых он не нарушал.

В 1943 году был приглашён на освободившееся место в Никольскую церковь, но прослужил недолго, т.к был мобилизован на трудовой фронт и направлен в Малеево в качестве сторожа Малеевского карьера по добыче белого камня для строительства и других нужд.

Три года отец Сергий провел на каменоломнях. Все это время усердно изучал Добротолюбие, творения Святых отцов, а иногда ему удавалось совершать всенощные бдения, на которых пели такие же ссыльные, как и он, среди которых нашелся даже регент церковного хора.

Здесь же, в каменоломнях, он написал свое Завещание, которое озаглавил: «Моим детям и внукам о том, как проводить посты и готовиться к исповеди и приобщению Святых Христовых Таин». По своему настроению это Завещание очень близко к святоотеческим творениям [3].

С весны по декабрь 1947 года был благочинным Спасского округа и настоятелем Вознесенской церкви города Спасск-Рязанский.

В декабре 1947 года переведен в город Лебедянь, входивший в те годы в Рязанскую епархию, а на его место — благочинным и настоятелем — назначили его родного сына, протоиерея Анатолия. В Лебедяни служил в Преображенском храме.

Здоровье было подорвано в заключении, где он перенес инфаркт. В шестьдесят лет он выглядел восьмидесятилетним старцем.

Скончался 18 декабря 1950 года. Погребен в Лебедяни, у южной части алтаря Преображенского храма.

Определением Священного Синода 27 декабря 2000 года протоиерей Сергий был прославлен как священноисповедник и причислен к лику новомучеников и исповедников Российских

4 октября 2001 года было совершено обретение честных мощей.

5 октября 2001 года мощи были перенесены из города Лебедяни в Спасскую церковь села Маккавеево Рязанской епархии. Здесь честные мощи готовились ко всеобщему почитанию, а 5 февраля 2002 года были торжественно перенесены в Никольскую церковь города Касимова.

15 сентября 2002 года, после восстановления и освящения Троицкого храма города Касимова, честные мощи были перенесены в этот храм для постоянного пребывания. Каждую неделю перед ракой его честных мощей совершается богослужение с чтением акафиста святому.