Священномученик Матфий Касимовский (Рябцев)

Матвей Рябцев (1870 – 1918), священ­ник, священномученик. Родился 1 августа 1870 г. в с. Николаев­ская Тума Касимов­ского уезда в семье пономаря местной церкви. 6 августа был крещен в честь апо­стола Матфия.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         Воспитывался Матфий Рябцев в Каси­мовском духовном училище, затем обу­чался в Рязанской ду­ховной семинарии, вначале на содержании отца, а затем – в епархиальном классе на казенном содержании.                                                                                                                                                                                              

По окончании в 1891 г. семинарии по первому раз­ряду был назначен учителем и регентом в двухкласс­ную приходскую школу в село Полянки Пронского уезда Рязанской губернии.

В 1893 г. был назначен псаломщиком в храм с. Ни­колаевская Тума, получив должность своего отца, а также учителем и законоучителем в местную двух­классную церковно-приходскую школу.

В 1894 г. по своему желанию остался только учите­лем школы, так как отец вернулся к своей должности.

В 1895 г. обвенчался с Любовью Павловной, был ру­коположен в священника и назначен служить в храм в с. Макшеево Егорьевского уезда, а также заведующим и учителем местной школы.

В 1903 и в 1905 гг. избирался депутатом на училищ­ный и епархиальный съезды. В 1905 г. нес послушание противораскольнического миссионера по 1-му Егорь­евскому благочинию.

2 сентября 1905 г. был назначен служить в Вознесен­ский собор Касимова. С 1906 по 1910 гг. – заведующий Касимовской одноклассной церковно-приходской школой и законоучитель в ней. С 1906 г. состоял зако­ноучителем, а также учителем латинского языка в городской мужской гимназии.

Когда началась Первая мировая война и в городском лазарете были размещены раненые воины, то отец Матфий стал служить и в городском лазарете, духовно окормляя раненых. В семье отца Матфия и его супру­ги Любови Павловны в это время было шестеро детей. 1 ноября 1918 г. во время митинга мобилизованных в Касимове выстрелом из толпы был убит выступающий перед ними военный комиссар Илюшкин. Это стало поводом к началу восстания в уезде. Мобилизованные, разойдясь по волостям, поднимали крестьян против новой власти.

Волнениями было охвачено 9 волостей. Подавление восстания сопровождалось расстрелами. Было отдано распоряжение об аресте священника. Причины ареста называют разные. Одна из них заключалась в том, что о. Матфий укорял за жестокость комиссара, который впоследствии и расстрелял его. Другая причина — свя­щенник порицал власти за расстрел касимовцев у со­бора. Третья и наиболее вероятная версия – о. Матфия, авторитетного священника, уважаемого в городе человека, новая богоборческая власть решила убрать.

Солдаты, пришедшие арестовать отца Матфия, пред­ложили ему спрятаться, с тем, чтобы своему началь­ству доложить, что не застали его дома. Но он не со­гласился и решил идти с ними на казнь.

В числе других приговоренных к смерти, священник был расстрелян у стены городского кладбища. Солдаты отказались стре­лять, и тогда сам предводительству -ющий отрядом ка­рателей, больше­вистский комиссар по фамилии Коко­рев (в честь него была позже пере­именована улица, которая ведет к кладбищу), рас­стрелял священни­ка. Тела расстрелянных перебросили через ограду кладбища, где потом они и были захоронены.

Известно, что комиссар, который расстрелял отца Матфия, смертельно заболел уже в 1919 году злокаче­ственной волчанкой и попал в больницу. Лицо его бы­ло изуродовано страшными язвами. Когда ему сдела­ли трепанацию черепа, гной был обнаружен и в голов­ном мозге. Болезнь была настолько мучительна, что он кричал от боли и, осознавая, по-видимому, что эти страдания ему посланы за тяжкие грехи, кричал: “Отец Матвей, прости меня!”. Однако по воспомина­ниям старых касимовских священников, убийца так и не смог покаяться, приглашенному к нему родствен­никами священнику Григорию Отрадину, находясь в бреду и явно не понимая происходящего.