Священномученик Николай Даневский (Динариев)

О священномученике Николае Динариеве не сохранилось практически никаких сведений. Только малые крупицы биографической информации, да рассказ жительницы села Данево, знавшей лично святого батюшку, записанный послушником Сергием (Осокиным). Давайте попробуем из этих крох сложить картину о том, каким же был отец Николай, нареченный Даневским по имени села, в котором он был священником. 
 
В 1884 году Николай оканчивает Рязанскую духовную семинарию и поступает на службу учителем в сельскую школу.
 
Известно, что с 9 мая 1888 года – он уже настоятель Иоанно-Предтеченской церкви села Данево Касимовского уезда Рязанской губернии. Когда и кем был рукоположен Николай Динариев во священника, – сведений не сохранилось. Отец Николай сам, своими собственными руками на протяжении многих лет благоукрашал вверенный ему дом Божий, свой родной Храм, который переживет своего настоятеля менее, чем на 20 лет: в 37 году Даневскую церковь, как и многие другие, закроют.
 
Тридцать лет отце Николай был настоятелем Иоанно-Предтеченской церкви, затем, в ноябре 1918 года был арестован большевиками по сфабрикованному против него делу. В обвинении, предъявленном иерею Николаю Даневскому звучало: “за выступление против советской власти с церковного амвона”. 
 
Вот какая история произошла в селе Данево, которая дает представление об настоятеле Иоанно-Предтеченского храма как о духовнике, воспитавшем своих чад в любви и преданности Господу.  Историю эту, как мы уже сказали выше, записал послушник Сергий (Осокин), а рассказала ее ему некая Вера Евдокимовна Гринина, мать, которой, Лидия Ивановна Лебедева, родилась и выросла в Даневе и лично знала отца Николая Динариева. Отец Лидии Ивановны прислуживал в алтаре храма Иоанна Предтечи, был дьячком. В начале 20-х годов к ним в дом пришли люди, занимавшиеся раскулачиванием, а у Лидии Ивановны было двенадцать детей и скудное маленькое хозяйство. Когда чекисты зашли в ее дом, то в глаза им сразу же бросилась единственная икона святителя Николая Чудотворца, находившаяся в доме, что, естественно, не понравилось большевикам. Сразу же с порога прозвучало требование:
 
– Снимай икону, в противном случае мы тебя расстреляем.
 
– Икону не сниму, лучше расстреливайте, но взгляните: у меня ведь двенадцать маленьких детей, – ответила Лидия Ивановна.
 
Большевики испугались ее самоотверженному ответу и не тронули ни икону, ни детей. Когда они пришли во второй раз, то забрали все скудное продовольствие из ее дома.
 
Такое упование на помощь Божию, бесспорно, заложил в сердце Лидии Ивановны отец Николай Динариев. Остается догадываться, какими были его проповеди и духовная забота о каждом ближнем.
 
Как свидетельствуют очевидцы, отец Николай был до самой кончины ревностным служителем Церкви Христовой. Вот что писал другой священномученик Анатолий Правдолюбов о своем брате во Христе: «Он, несомненно, более всех потрудился в деле созидания и благоукрашения святаго храма сего. Пусть же всякий иерей, которому придется служить в этом храме, поминает в своих иерейских молитвах прежде всех его, как главного строителя святаго храма сего и пастыря «добраго», положившаго душу свою за овцы своя».
 
Следствие по делу отца Иоанна Динариева длилось недолго: в этом же месяце он был расстрелян вместе с другим священником Матфеем Рябцевым у стен городского кладбища города Касимова. После его кончины заботу о храме пророка Иоанна Предтечи достойно продолжили еще два мученика – это священномученики Анатолий и Николай Правдолюбовы.
 
Определением Священного Синода от 27 декабря 2000 года священник Николай Динариев был причислен к лику святых Новомучеников Российских для общецерковного почитания.