23 декабря – память священномученника Анатолия пресвитера Касимовского, прославленного в Соборе Рязанских и Касимовских святых

Протоиерей Анатолий родился 6 апреля (ст.ст.) 1862 года в селе Давыдово, Рязанской губернии, Касимовского уезда. Родители его – иерей Авдий Семенович Правдолюбов и Екатерина Ивановна (урожденная Дорофеева-Пальмова).
У отца Анатолия было пятеро братьев и две сестры. Старшим был Николай, затем – Порфирий, который впоследствии стал председателем Рязанской Казенной Палаты. Отец Анатолий был третьим ребенком в семье. Младшие его братья, Илиодор и Леонид, стали протоиереями, а самый младший, Николай, – заведующим канцелярией Рязанского губернатора. Обе сестры протоиерея Анатолия, Алевтина и Антонина, были замужем за священниками.
Екатерина Ивановна, мама отца Анатолия, умерла рано – вскоре после рождения последнего ребенка. Иерей Авдий хотел сразу же после ее смерти уйти в монастырь, но ему было благословлено принять монашеский постриг только после того, как выдаст замуж свою самую младшую дочь. Так и воспитывал отец Авдий своих детей один, а когда выдавал младшую дочь, Антонину, замуж, то после ее венчания, прямо из церкви, не заходя домой, отправился в Рязанский Троицкий монастырь, где и принял монашеский постриг с именем иеромонах Антоний. Умер он в праздник Преображения Господня после Литургии в 1887 году.
Анатолий Авдеевич окончил Рязанскую Духовную Семинарию в 1882 году и стал учителем в народном училище села Давыдово.
В 1886 году он женился на Клавдии Андреевне Дмитревой (родилась 24 декабря 1866 года), дочери протоиерея Андрея Феодоровича Дмитрева, служившего в Покровском храме села Маккавеево, Рязанской губернии, Касимовского уезда, и в том же году переехал ближе к месту служения своего тестя – в город Касимов. Здесь он стал учителем Касимовского Духовного Училища.
Касимов, небольшой уездный русский город, расположенный на высоком берегу Оки, всегда был очень красив. Основанный, как и Москва, в двенадцатом веке Юрием Долгоруким, он отличался необыкновенной цельностью ансамбля. В Касимове было двенадцать церквей и два монастыря, а также множество красивейших зданий. Построенные в разное время, они, тем не менее, не нарушали единого стиля города, а дополняли его.
23 декабря - память священномученника Анатолия пресвитера Касимовского, прославленного в Соборе Рязанских и Касимовских святых«Вид Касимова замечательный, – вспоминал внук отца Анатолия, протоиерей Анатолий. – На излучине длиной в четыре километра амфитеатром стоит Касимов на каменных горах, как будто простирает он свои объятия к реке и заречной стороне и самыми лучшими своими зданиями, зеленью, церквами смотрит на реку».
Анатолий Авдеевич поселился в центральной части Касимова, недалеко от главной площади, представлявшей собой как бы основу города. Здесь стояли древние церкви Успения Божией Матери и Благовещения Пресвятой Богородицы, а также главный храм города – Вознесенский собор. Дополняли ансамбль площади каменные торговые корпуса, за которыми открывался необыкновенно красивый вид на Оку и заокские дали. Напротив Успенской церкви было расположено Духовное Училище, своими окнами выходящее на эту древнюю площадь.
Анатолий Авдеевич стал преподавать в Духовном Училище, гимназии и духовных школах, а 20 февраля 1892 года был рукоположен во священника преосвященным Феоктистом, архиепископом Рязанским, к церкви села Змиевка, Даниловского уезда. Почти два года отец Анатолий занимался только преподаванием, а на постоянном приходе не служил. Только с 6 февраля 1894 года он стал служить в церкви Успения Пресвятой Богородицы города Касимова, а в 1909 году был назначен Наблюдателем всех церковных школ Касимовского уезда.
В 1896 году отец Анатолий совершил поездку в город Чернигов для того, чтобы 9 сентября (ст.ст.) принять непосредственное участие в прославлении святителя Феодосия Черниговского и открытии его мощей.
Тот же внук отца Анатолия Авдеевича, протоиерей Анатолий Сергиевич, записал в своих воспоминаниях рассказ деда об этом событии.
«Отец Анатолий участвовал в переоблачении нетленных мощей угодника Божия в новые одежды.
Мы, священники, рассказывал дедушка, не могли удержаться от слез, когда стало видно его нетление. Его прекрасная с проседью борода, какую видно на его иконе, совершенно сохранилась, только была каждым волоском у корня отделена от подбородка. И как бы в знак того, что здесь Бог явил чудо над телом, подобном нашему и могшему истлеть, у Святителя сотлела пятка на одной ноге, все же остальное тело было таково, будто он только что умер.
Облачили его в верхние одежды и во все архиерейское облачение. На службе в гробнице его поставили почти вертикально на горнем месте. Служба поначалу была заупокойная, пели те самые заупокойные песнопения, кои поются над каждым из почивших, и на ектениях диаконы читали: «Еще молимся о упокоении раба Божия приснопоминаемого архиепископа Феодосия…» и прочее. В последний раз провозглашалось над ним все то, что до поры его прославления служило единственным способом молитвенного общения людей с ним.
Но после Шестопсалмия, когда настало время петь «Хвалите Имя Господне…», архиереи и духовенство подняли раку с мощами Святителя, вынесли ее на середину через Царские врата, зажгли свечи и запели: «Величаем Тя, святителю отче Феодосие…» Это было очень трогательно.
Святитель Божий, начавший за много лет до прославления чудодейственно исцелять болезни притекавших к нему, доселе не престает силою Божиею исцелять больных».
Отец Анатолий всегда почитал Святителя Феодосия, а небольшой плат, который он возложил на честные мощи новопрославленного Святого и который привез с собой в Касимов, он прикладывал во время болезней к головам своих детей и внуков. И по молитвам родителей заболевшие дети очень скоро получали исцеление.
Детей у отца Анатолия было много – двенадцать человек: Владимир, Николай (умерли во младенчестве в 1887 и 1888 годах), Владимир (+30-е годы), Сергий (+1950), Николай (+1941), Александра (+1979), Андрей (+1962), Клавдия (+1984), Нина (+1983), Антонина (+1986), Анатолий (+1915) и Александр (+1990). Двое из них стали священниками – протоиерей Сергий и иерей Николай. Оба они пострадали за Христа – долгое время находились в заключении и ссылке, а отец Николай был расстрелян в августе 1941 года. В 2000 году Русской Церковью они причислены к лику святых как священноисповедник Сергий и священномученик Николай. Старший сын отца Анатолия, Владимир, также страдал за Христа в заключении и был в тридцатых годах расстрелян в Карагандинских лагерях. В 2000 году он канонизирован как мученик Владимир.
23 декабря - память священномученника Анатолия пресвитера Касимовского, прославленного в Соборе Рязанских и Касимовских святыхПо словам тех, кто помнил отца Анатолия, он был прекрасным преподавателем и проповедником. Говорил с особой властью и силой, глаза у него были синие и очень ясные. Отец Анатолий любил заниматься на земле, и в саду у него было множество цветов и плодовых деревьев.
Вскоре отец Анатолий снова остался без прихода – в 1915 году вышло новое положение о Наблюдателях церковных школ, по которому не разрешалось совмещать преподавание в школах и постоянное служение на приходе. Отец Анатолий был вынужден оставить приход и быть только преподавателем и Наблюдателем духовных школ.
О том, как протоиерей Анатолий Авдеевич относился к детям, сохранился рассказ одной очень старенькой женщины, которая всю жизнь прожила в Касимове и хорошо его помнила. Она была ученицей женской гимназии и совсем еще ребенком, когда пришлось ей держать экзамен перед очень серьезной комиссией, в которую входил отец Анатолий Авдеевич. Эта девочка так волновалась, что, выйдя отвечать, по-настоящему стала трястись, будучи не в состоянии что-либо ответить. «Отец Анатолий подошел ко мне, – рассказывала она потом, – обнял меня за плечи и сказал: «Успокойся, деточка, ты хорошо все знаешь и сейчас все ответишь!» У меня сразу страх прошел, я совершенно успокоилась и, действительно, ответила все очень хорошо. Но что самое удивительное, – продолжала рассказ эта женщина, – я больше никогда в жизни ничего не боялась и не волновалась так, как на том экзамене».
А вот еще один рассказ об отце Анатолии. В 1918 году все духовные школы были закрыты, отца Анатолия отстранили от какого бы то ни было преподавания. Можно себе представить, с какими чувствами он смотрел на то, что происходило тогда уже в советской школе. Однажды, неспешно идя по одной из улиц Касимова, он увидел несущихся навстречу ему школьников, которые, размахивая портфелями, дико кричали: «Нас распустили! Нас распустили!» У школьников начались каникулы и они выражали так свою радость по поводу того, что «распущены на каникулы». Отец Анатолий грустно посмотрел на них и тихо сказал: «Это видно, что вас распустили!»
В том же году отец Анатолий остался как без преподавательского места, так и без постоянного прихода.
Очень скоро начались репрессии, и один из ближайших к Касимову храм остался без священника – иерей Николай Динариев, настоятель Предтеченского храма села Данево, был расстрелян. Отца Анатолия назначили в этот храм, где он прослужил до декабря 1921 года.
С 1921 года по 1933 год отец Анатолий был настоятелем Успенской церкви, рядом с которой он жил, а с 1933 года, после закрытия этого храма, по 1937 год – настоятелем Благовещенской церкви города Касимова. В последние годы своего служения он был Благочинным Первого Касимовского округа. Награжден был протоиерей Анатолий всеми церковными наградами, включая митру.
В 1924 году, вместе со своим сыном, протоиереем Сергием, отец Анатолий ездил в Москву к Святейшему Патриарху Тихону. Целью поездки было – получить от Святейшего Патриарха благословение и подтверждение канонического общения с Ним. Благословение было получено: Святейший Патриарх Тихон принял протоиерея Анатолия и его сына; в подтверждение Своего общения с ними подарил фотографию с дарственной надписью: «Протоиереям Правдолюбовым».
В те страшные годы отцу Анатолию пришлось многое пережить: закрытие церквей, аресты и расстрелы многих священнослужителей и верующих людей. Были арестованы и отправлены в заключение на Соловки двое его сыновей – протоиерей Сергий и иерей Николай. Старшего сына, Владимира, который в свое время окончил Киевскую Духовную Академию и был близок к Святейшему Патриарху Тихону, отправили в Караганду и вскоре там расстреляли. Даже внука отца Анатолия, двадцатилетнего Анатолия Сергеевича, арестовали за то, что был он с четырнадцати лет у своего деда в храме «стихарным псаломщиком», чтецом. Отправили его также в Соловецкий лагерь вместе с отцом и дядей. Несмотря на все это, протоиерей Анатолий сохранял спокойствие духа и молитвенное настроение. «Он мог творить молитву неотступно и дерзновенно», – вспоминали о нем современники.
Протоиерей Анатолий Сергеевич напишет впоследствии в своих воспоминаниях о том, какую духовную поддержку получил он от своего деда во время ареста, когда оба они уже знали, что расстаются надолго, может быть, навсегда.
«Дедушка сидел в своем кабинете. Я ему говорю: «Меня забирают». Он встал, помолился, благословил меня и перст свой так многозначительно поднял и говорит: «Помни, Анатолий, «Возрадуйтеся в той день и взыграйте!…» Это было удивительное напутствие, которое мне помогло как благословение деда моего и Настоятеля. И не показал он никакой растерянности или печали». Это был 1935 год.
Самого же отца Анатолия Авдеевича арестовали в 1937 году. Утром, перед Литургией, в день памяти иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте», 6 ноября (нов.ст.) 1937 года, протоиерея Анатолия под конвоем отправили в касимовскую тюрьму. Официально никакого обвинения не предъявили, но вместе с ним арестовали более двадцати человек, среди которых было пятеро священников. Отец Анатолий был самым старым из них – ему исполнилось 75 лет.
К заключенным в то время применялись пытки и изнурительные допросы, но отец Анатолий никого не оговорил, ничего не подписал и не стал причиной ареста новых невинных людей.
У отца Анатолия к тому времени сильно болели глаза, и он постоянно лечил их. Когда во время ареста он попросил разрешения взять с собой глазные капли, ему грубо ответили: «Тебе они не понадобятся, старик!» И в тюрьме отец Анатолий почти совсем потерял зрение.
Всех заключенных 6 декабря (нов.ст.) 1937 года отправили в Рязань, где из двадцати семи заключенных четырех человек приговорили к десяти годам лагерей, а остальных – к расстрелу.
Пострадал за Христа протоиерей Анатолий Авдеевич Правдолюбов 23 декабря (нов.ст.) 1937 года. Погребен он, предположительно, на братском кладбище при Скорбященской церкви, где хоронили всех расстреливаемых в те месяцы в Рязани.
В 2000 году, на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, протоиерей Анатолий прославлен в лике новомучеников и исповедников Российских как священномученик. Память его творится в день мученической его кончины, 10 декабря (ст.ст.), в Соборе новомучеников и исповедников Российских, а также в Соборе Рязанских святых и Соборе Касимовских святых, совершаемом в четверг Фоминой недели.
По свидетельству верующих, многие, кто обращался с молитвой о помощи к священномученику Анатолию, получали облегчение и исцеление в глазных болезнях.
Печать