Сложная заповедь – любовь к врагам: на вопросы читателей газеты «Мещерские вести» отвечает епископ Касимовский и Сасовский Василий

Интервью с епископом Касимовским и Сасовским Василием вызвало большой отклик у читателей нашей газеты. В редакцию поступило несколько вопросов. Сегодня на страницах газеты на некоторые из них отвечает владыка Василий.

 

–          Как правильно понимать заповедь о любви к врагам?

Мария, г. Касимов

—        Первая инстинктивная реакция человека — стремление атаковать врага и отомстить ему. Но для спасения нашей души необходимо соблюдать один из постулатов: врагов надо любить. Это самая трудная заповедь. Отомстив за обиду, проблему не решить и ничего уже не вернуть. Надо отпустить и простить. На деле же всё получается по-другому. Нас «подрезали» на дороге – мы пытаемся тут же догнать, оскорбили – встаём «на дыбы», чтобы ответить тем же. Находимся в постоянном раздражении, пытаемся посильнее задеть. Но потом всё равно ощущаем пустоту. Без прощения нельзя. Это наше простое и естественное состояние до грехопадения – не мстить той же мерой, которой нам самим пришлось претерпеть.

 

–          У нас с мужем нет детей. Супруг предлагает сделать ЭКО, я в раздумьях. Как поступить, чтобы не нарушить заповеди?

Айна П., г. Касимов

—        Церковь не одобряет процедуру ЭКО по одной простой причине: по учению церкви человек появляется в момент соединения мужской и женской клетки, а не когда рождается из утробы матери. Господь даёт личность человеку. Церковь запрещает аборты, за исключением случаев, когда необходимо спасти мать. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального оплодотворения, предполагающего намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Это детоубийство. Принесёт ли счастье рождение этого ребёнка? Конечно, это трагедия, когда в семье нет детей. Но желание получить заветное всеми доступными и недоступными способами – провальное. Есть дети, у которых нет родителей. Это не чужие дети, а наши! Среди моих знакомых есть семья, которая взяла ребёнка из детского дома, а спустя некоторое время у них получилось родить и самим. Ещё пример – когда девочка, узнав, что она из детского дома, не перестала называть родителей мамой и папой, а сильнее полюбила их. Любовь и доброта не проходят бесследно. Во всём есть Божий промысел. Мне запомнился один рассказ. Маленькая девочка принесла домой бездомного щенка. Прошло несколько лет, когда однажды ночью в доме случился пожар. Собака разбудила всех его жильцов, спасла от гибели, отблагодарив всю семью.

 

Можно ли вместо нательного креста сделать на груди татуировку в форме крестика?

Олег СМИРНОВ, г. Касимов

Лично моё мнение, что человеческое тело совершенно. Конечно, оно подвержено болезням, старению и, в конечном итоге, смерти. Погоня за модой, излишнее украшение тела – это лишь самовыражение, человек хочет обратить на себя внимание. В древние времена татуировки носили различный смысл. Видя определённый рисунок на теле, другой человек понимал, из какого рода и какого статуса его собеседник. В царские времена их набивали крепостным и каторжным как клеймо. Татуировка выглядит вызывающе. Тем более крест. Мы носим нательный крестик не как оберег, а символ победы жизни над смертью. И нам необходимо помнить, какой ценой досталась эта победа.

 

Подготовила Алёна МИЛОВАНОВА

Из газеты «Мещерские вести» № 24 (1918) от 26 марта 2020 года стр.3

Печать